Загружается...
 

Сайт Психоаналитика

Владислава
Низамова

и его коллег

г. Екатеринбург, ул. Щорса д. 62-А
nizam_vlad@mail.ru
тел. 8-96-303-222-99

Знакомьтесь, моя коллега: психоаналитик Кашина Светлана Геннадьевна!

Кашина Светлана Геннадьевна
частнопрактикующий психоаналитик


Контакты

E-mail: kash63@mail.ru
Тел. + 7 (912) 222-63-22
Скайп(Skype): svetak63

Стоимость: первые десять сессий по 2 000 р.

Прием ведется в очном и скайп режимах.


Кабинет находится по адресу: г. Екатеринбург, ул. Вайнера 55\В, кабинет 202

Теоретическая подготовка:
Восточно-Европейский институт психоанализа(2006 г.),

Курс повышения квалификации "Избранные вопросы теории и техники"(2013 г.).
Преподаватель: паст-президент ЕКПП-Россия, тренинговый аналитик и супервизор ЕКПП, проректор по клинической работе ВЕИП, к.м.н. Куликов А. И.

Международная научно-практическая конференция VI зимняя школа ЕКПП «Семья. Отношения. Аналитический процесс» (2014 г.) Европейская Конфедерация психоаналитической психотерапии. Россия.

XI конференция по глубинной психологии: «Дети и боги». Уральская ассоциация аналитической психологии и психоанализа (2014 г.).

Международный семинар Маркуса Фая (Цюрих / Швейцария): «Депрессия и суицид – из разных теоретических и клинических перспектив» (2014 г.).

VII Зимняя Школа ЕКПП Россия: «Профессиональное выгорание и отыгрывание аналитика» (2015 г.).

Лекция Президента МППО, супервизора ЕКПП, доктора философии Попова Александра Георгиевича: «Теоретическая парадигма, профессиональная идентичность, индивидуальный стиль работы и инфантильная психосексуальность: точки пересечения» (2015 г.).

Международный семинар Роберта Д. Хиншелвуда (Великобритания): «Кляйнианский психоанализ» (2015 г.).

Лекция члена IPA, тренинг-аналитика, члена Парижского Психоаналитического Общества, профессора клинической психологии, директора департамента клинической психологии Университета Люмьер Лион-2, Президента лионской группы психоанализа Рене Русийона "Техника психоанализа. Виды сопротивления и интерпретация". Институт Психологии и Психоанализа на Чистых прудах (2015 г.)

Курс повышения квалификации «Актуальные вопросы психоаналитической теории и практики». Преподаватель: паст-президент ЕКПП-Россия, тренинговый аналитик и супервизор ЕКПП, проректор по клинической работе ВЕИП, к.м.н. Куликов А. И. (2015 г.)

Международный семинар Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии. «Базовые техники психоаналитической интервенции в классическом психоанализе и производных психоаналитических психотерапиях. Нарциссическая патология: новые данные о клиническом синдроме и технические подходы. Психотерапия с Фокусом на Переносе (TFP) тяжелых личностных расстройств». Профессор, паст-президент Международной Психоаналитической Ассоциации, доктор Отто Ф. Кернберга (США) (2015 г.)

Участие в психоаналитической мастерской РО ЕКПП-Екатеринбург (2015) «Психоанализ денег. Деньги в психоанализе». Ведущие: супервизоры ЕКПП Гусева С.А., Барсуков В.И., тренинговые аналитики ЕКПП Низамов В.А., Власова Н.А., специалисты ЕКПП Зубарев С.М., Прохорова Е.В.

Участие в 1-ой практической конференции Союза профессиональных психоаналитиков «Начало терапии» (5-6.12.2015 г.) в качестве преподавателя и участника. Выступила с докладом «Психоаналитический кабинет: интерьер как элемент сеттинга».

Пройден сертифицированный в ЕКПП-Россия пролонгированный курс "Нарциссизм". Преподаватель: председатель комитета по науке и образованию РО ЕКПП-ЕКб, тренинговый аналитик и супервизор ЕКПП Низамов В.А. (2015-1016 гг.).

Лекция тренингового аналитика и супервизора ЕКПП, к.м.н Куликова А.И. "Проработка. Техника анализа"
Выдан: Союз Профессиональных Психоаналитиков
Год получения: 2016

Начало и продолжение терапии
Выдан: ЕКПП-Екатеринбург
Год получения: 2016

Психоанализ денег. Деньги в терапии.
Выдан: ЕКПП-Екатеринбург
Год получения: 2016

Семинар Dr. Nepomiachty A. "Анализ ребенка Второй Мировой Войны"
Выдан: РО ЕКПП-ЕКАТЕРИНБУРГ
Год получения: 2016

Начальное интервью и рабочий альянс
Выдан: ЕКПП-РОССИЯ
Год получения: 2016

Quattro-leto. Initio 2016. Начало психоаналитической терапии и организация терапевтической практики.
Выдан: ЕКПП-РОССИЯ
Год получения: 2016

Психоаналитическая психотерапия в концепции Н. Мак-Вильямс
Выдан: ЕКПП-РОССИЯ
Год получения: 2016

Психоаналитическая техника: между Нарциссом и Эдипом
Выдан: Союз Профессиональных Психоаналитиков и РО ЕКПП Екатеринбург
Год получения: 2016

Психоаналитическая техника в концепции Вамика Волкана
Выдан: АНО ВО Гуманитарном Университете, г. Екатеринбург
Год получения: 2016

Современные комьютерные технологии и психоанализ. Исследование IPA
Выдан: РО ЕКПП - Екатеринбург
Год получения: 2017

Опыт работы:
Психотерапевтическое отделение Государственной психиатрической больницы № 6 (2006 - 2012 г.г.)
Частная практика с 2000 г. до настоящего времени.

Член Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии с 2013 г.

Кому нужен психоанализ?

Давать ответы на избитые вопросы – та еще задачка, и все же, я попытаюсь.
Первое, что приходит в голову – это часто доносящаяся критика в адрес психоанализа со стороны психологов и психотерапевтов других направлений. Как правило, я слышу ее от пациентов, и суть ее сводится к следующему: психоаналитики – шарлатаны, которые намеренно долго удерживают клиентов в терапии, чтобы как можно больше с них иметь. Я слышу это на протяжении всей своей практики в неизменном виде, точно какую-то заезженную пластинку, что само по себе удивительно, однако оставим это на совести тех, кто ее заводит, а сосредоточимся, пожалуй, вот на чем. Что, действительно, нужно знать человеку, если он идет к психоаналитику или, может, быть, еще выбирает, к кому идти. С общих мест и начнем.

Первое: психоанализ – это долго.
Многие искренне верят, что возможно избавиться от проблемы, даже затяжной, или симптома за мифические десять раз. Почему-то именно десять. Такой вот фиксированный во времени эффективный массаж души. Видимо, психотерапия вообще рассматривается как эквивалент соматического лечения с «таблеткой от..», которая как-то там себе подействует и все пройдет. Человек представляет себе себя как какой-нибудь механизм, который тут подкрутил, там подмазал, и все поехало, причем, желательно, чтобы это происходило без собственного участия. Это, несомненно, очень привлекательно для всех, кто готов верить в чудо. Во всемогущего специалиста. В свою собственную исключительную податливость. Однако это лишь попытка избежать реальности, на сей раз, своей собственной, психической.

Коротко. Если у человека есть симптом, то у симптома есть причина, в которой так много всякого слилось и отозвалось: проблемы развития, неотзывчивое окружение, травмы, чрезмерные фрустрации, нарциссические нокауты и не следует, также, забывать, что тот результат, с которым вы приходите к аналитику, формировался и поддерживался всю вашу жизнь, что это такой способ адаптации, который стал неэффективен, но худо-бедно срабатывает и дает ощущение, что верх – это верх, а низ – низ, и вселенная на месте. Пациенты психоаналитиков – люди мужественные, не каждый решится изъять из оборота, пусть ужасную, но привычную, картину мира. Это предполагает, что участие воли и активного сознания со стороны пациента не желательно, но необходимо, так же, как и терпение, потому что в нас действуют силы не только созидательные, но и саботирующие, разрушительные, подвергающие серьезным испытаниям рациональное знание и веру в собственные возможности. В этом пекле могут погореть любые приобретенные формы рационального поведения и разумного самочувствия. Здесь необходимо прорабатывание, требующее времени. Иными словами, должны усвоиться эти формы поведения и самочувствия, а не только знание о них.

Второе: психоанализ – это кушетка и часто.
Кушетка и высокая частота встреч (3-4 раза в неделю) нужны для интенсификации процесса, а, следовательно, и для более скорого достижения изменений. Лежачее положение, когда вы не видите аналитика, позволяет сконцентрироваться на внутреннем мире в большей степени, чем на внешних обстоятельствах, позволяет заметить, выразить и признать чувства, не поощряемые привычным окружением, облегчает доступ к материалу, о котором сознательная часть Я, возможно, и не подозревает, и вновь оживить матрицу важнейших отношений в процессе их переноса на аналитика. Возможна также и психоаналитическая психотерапия при меньшей частоте встреч, например, 2-3 раза в неделю, и работе лицом к лицу. Можно взять и неспешный эволюционный ритм и приходить 1 раз в неделю. Тогда это будет поддерживающая терапия, но в рамках одной человеческой жизни это, пожалуй, слишком расточительно. На мой взгляд.

И третье: психоанализ – это дорого.
Мне как-то рассказали о бизнесмене, отвалившем за разовую консультацию у коучера едва ли не две сотни тысяч рублей. Остается надеяться, что это какое-то преувеличение. Психоанализ – не абсурдно дорог, но и не дешев, учитывая длительность и частоту. Это, также, вопрос приоритетов, во что вкладывать, улучшая качество жизни. Человек, который мыслит здраво, соглашается с тем, что не купит, например, автомобиль бизнес класса за три копейки, что более дорогие продукты, они же и более качественные и т. д. Эта услуга тоже имеет свою цену, обычно среднюю по городу, которую всегда можно узнать на специальных сайтах. У меня нет уверенности, что бесплатный или дешевый психоанализ будет цениться, а, значит, и быть эффективным. Деньги, как ни крути, это часть нашей реальности.

А про что терапия?

Часто слышу вопросы из серии "тыжпсихолог", например, «вот вы, наверное, сразу человека насквозь видите?» Пожалуй, да, чаще всего что-то такое, приписывающее магическую проницательность. Это не лестно. Это не обнадеживает. Это говорит о том, что в общественном сознании, несмотря на многие публикации коллег, не претендующих на звание феи, до сих пор происходит путаница жанров. Мы не занимаемся волшебством. Психотерапия не предполагает наличия эзотерического дара, но специфическим образом затачивает внимание. Внимание к отношениям, мы ими и занимаемся, даже если терапия индивидуальная, так как она происходит между двумя людьми. Мы занимаемся отношениями, которые создают патогенную среду.

Например, вот идет по улице семья. Мать с двумя детьми. Мальчик лет 14, девочка лет 5. И пока вы ожидаете своего сигнала светофора, успеваете заметить, что мальчик семенит через дорогу походкой пятилетнего, что он вообще как девочка и в пластике, и в робости, и в стремящейся к нулю маскулинности. Его мать, она как три кита, на ней тоже все. Она несет это все через ту же дорогу, она преисполнена, но у вас ощущение, что она несчастна, вам за нее так печально, что хочется, чтобы скорее уже зеленый. Чувствует ли это она сама?

Вспоминается фраза, которую нельзя назвать подслушанной, так как она была произнесена с явным расчетом быть всеми услышанной: "Я уже успела восемь шагов вперед просчитать, а он лежит на диване и думает "Как это муха может на потолке стоять?" Интересно, где этот "он" в нашей семье, которая только что пересекла перекресток? С мухами на диване? Принесен в жертву женскому нарциссическому триумфу? Сыто-комфортно капитулировал? Откупился деньгами? Почему о нем можно догадаться только по факту существования детей?

Увы, такая семейная констелляция может привести к серьезным разрушительным последствиям, а если задуматься, какая психическая история уже стоит за этими женщинами-китами и мужской безучастностью? В каких будничных и обыкновенных условиях произошли эти катастрофы идентичности?

И вот наша работа - помочь разобраться в том, что в ваших скрытых мотивах мешает создавать взаимные и доброкачественные близкие, семейные, сексуальные отношения, и это проработать в отношениях, которые называются терапевтическими.

Один ответ на много писем (для людей, небезразличных самим себе)

Часто приходят письма от потенциальных клиентов с вопросами, эти письма, как правило, содержат одни и те же вопросы и некое, тоже унифицированное, представление о специалисте-психологе. Вот с последнего и начну. Итак, усредненное такое представление предполагает, что если ты «психолог», то знаешь о психологии все, и применяешь в своей работе все известные человечеству психотерапевтические методы. Это не так. Даже те специалисты, которые именуют себя «мультимодальными», не владеют вообще всеми техниками, а вынуждены остановить свой выбор на нескольких из них, хотя и за это они платят, как мне кажется, размытой профессиональной идентичностью. По моему же глубокому убеждению, идентичность вообще есть вещь дорогая и ценная (порой даже становящаяся сверхценной, это демонстрируют, например, некоторые маленькие этносы, которых когда-либо завоевывали другие, более сильные и многочисленные, этносы), чтобы относиться к ней с пренебрежением.

Учитывая вышесказанное, хочу сообщить, а это в наших письмах, как правило, вопрос №1, что в работе я использую только один метод, который и сформировал мою психотерапевтическую идентичность. Этот метод – психоаналитический. Это может быть и психоанализ, предполагающий высокую частоту встреч и кушетку, и психоаналитическая психотерапия, при которой частота встреч может быть не такой интенсивной, а работа может вестись лицом к лицу. И даже если это поддерживающая терапия, когда можно встречаться не часто, то и в ней мое внимание организовано аналитической парадигмой, хотя мои вмешательства отличаются от того, что я делаю в рамках двух вышеперечисленных форматов.

Вопрос № 2: «а с какими проблемами вы работаете?» Психоаналитический метод характеризуется тем, что с его помощью мы лечим не «симптом», а его причину. То есть, мы не исправляем напрямую поведение и образ мысли, которые являются, скажем, патогенными, а пытаемся понять и проработать те психические бессознательные конфликты и задержки развития, которые лежат в основе в чем-то "неуспешного" поведения и образа мысли и приводят к возникновению «симптома». В этом смысле, мы работаем с очень широким спектром проблем.

Вопрос № 3: «Какие гарантии, что вы меня вылечите?» Что касается гарантий, то должна сказать, что успех терапии будет зависеть не только от метода и моего профессионализма, но и от замотивированности анализанта (так в психоанализе называют клиентов) и его/ее упорства пройти терапию до конца. Психотерапия - это совсем не то, что терапия соматическая, ее важным, и даже категорическим, условием является сотрудничество.

По поводу длительности – это уже вопрос № 4. Каждый человек обладает своей уникальной динамикой и у каждого своя глубина проблемы. Заранее предсказать, как скоро произойдут изменения у каждого отдельного человека, не представляется возможным. Опять же, это не аналог медицинского соматического лечения, это именно ПСИХОтерапия, - лечение психикой, новым качеством отношений, - и на это каждая индивидуальная психика индивидуально же и отзывается.

Вопрос № 5 – «как часто нужно встречаться?» Вообще-то, чем чаще, тем эффективней. Для удовлетворительной работы в рамках психоаналитической психотерапии нужно встречаться 2-3 раза в неделю. В самом крайнем случае, это 1 раз, такая частота предполагает поддерживающий формат, это надо обязательно учитывать! В таком режиме работы ожидать интенсивных изменений, не приходится, хотя, мало помалу, они, все-таки, накапливаются, поэтому даже один раз лучше, чем ни одного.

Часто бывает, что человек нуждается в терапии, но у него мало денег, и он не может себе позволить работать длительно и часто. В таких случаях я рекомендую серьезно подумать о двух вещах. Во-первых, надо ответственно взвесить свои приоритеты. Посчитать расходы, подумать, от чего можно и отказаться. Терапия – это серьезный вклад в собственное психическое, семейное, сексуальное, социальное, а порой и физическое, благополучие. Как часто можно видеть, насколько расточительно, потребительски и даже жестоко люди относятся к своим психическим ресурсам, совсем не так бережливо и разумно, как, например, к деньгам, как часто они этого даже не понимают! Поэтому моя вторая рекомендация – попробовать определить себе какой-то срок для интенсивных встреч (при этом, надо учитывать, что несколько предварительных встреч необходимы специалисту для знакомства с вами и для того, чтобы вы вместе могли решить, подходите ли вы друг другу). Посвятить это время серьезному изучению своего внутреннего мира, тому, что имеет для вас действительно важное значение, а что причиняет вред и поэтому терпеть это категорически нельзя. Люди нашей профессии – это люди, которые искренне хотят помочь и мы делаем для этого все, что в наших силах, а какая-то, даже малая, помощь лучше, чем никакой.